рассказывает Балашова Галина Андреевна

Полеты первых космонавтов на кораблях ”Восток” и ”Восход” были продолжительностью не более 5 суток. Все время полета космонавты находились в спускаемом аппарате — сферическом объеме диаметром ~2м, рассчитанном на большие перегрузки при выведении на орбиту и спуск на Землю. Спускаемый аппарат был заполнен приборами и оборудованием, и для человека в нем оставалось очень мало свободного объема. Для более длительных полетов в проекте следующего космического корабля ”Союз” появился жилой отсек, где космонавты могли бы нормально жить во время орбитального полета вокруг Земли. Мне пришлось проектировать интерьеры таких жилых отсеков, начиная с первых ”Союзов” в 1963 г, до интерьеров Орбитальной станции ”Мир” в 1980-х годах. Первый макет Орбитального отсека ”Союза” (тогда он назывался ”Бытовым отсеком”) инженеры сделали без участия архитекторов и художников. Отсек представлял собой сферический корпус диаметром 2,2 м с цилиндрической вставкой в середине, с симметрично расположенными справа и слева от входного люка ящиками для приборов, покрашенными в красный цвет. С. П. Королев, увидев такой макет, потребовал, чтобы отсек через неделю превратили в жилое помещение.

Я в то время работала на предприятии в отделе Главного архитектора, где занималась застройкой города и предприятия. Начальник проектного отдела в Конструкторском бюро Королева — К. П. Феоктистов вызвал меня и попросил быстро сделать проект жилого отсека нового корабля ”Союз”. За выходные дни, дома, я сделала вариант отсека с ”диваном” и ”сервантом” вместо красных ящиков. В понедельник я отнесла эскиз отсека К. П. Феоктистову и Королев его утвердил. За неделю в макетном цехе был сделан макет Бытового отсека и С. П. Королев макет одобрил.

За отделочными материалами для отсека мы с конструктором А. В. Афанасьевым ездили в г. Тверь, где тогда делали новые материалы для охотничьего костюма Н. С. Хрущеву — из шерсти и шелка, дублированных с поролоном. Нам выдали по несколько метров таких тканей, и ими был отделан первый макет жилого отсека. Через некоторое время С. П. Королев попросил Феоктистова сделать бытовой отсек посовременнее, и я нарисовала 2 эскиза, один из которых С. П. Королев подписал. Оба эти эскиза у меня сохранились.

Компоновка интерьера первых Бытовых отсеков в основном сохранилась и на последующих модификациях ”Союзов” — ”Союза-Т” и ”Союза-19” по программе ”Союз-Аполлон”.

Менялся состав аппаратуры, поэтому менялись детали интерьера, но основа компоновки оставалась. Для посадки в корабль в нижней части отсека — посадочный люк, внутри отсека — симметрично 2 объема — слева ”Сервант” и справа ”диван”. Оба эти объема заполнены приборами и агрегатами полетных систем примерно одинакового веса — для обеспечения центровки корабля. Центр тяжести корабля и отсека должен быть в определенном месте, что связано с работой двигателей.

При проектировании жилых отсеков приходилось решать различные проблемы жизни во время полета:

— Способ фиксации людей и вещей в условиях невесомости

-Как смягчить случайные удары космонавтов о конструкции корабля

-Как обозначит верх и низ в отсеке, когда отсутствует гравитация.

Эти и другие  задачи решались при помощи декоративных материалов, их цвета и фактуры. Использовались негорючие и нетоксичные отделочные материалы — ворсовые ткани различных цветов, искусственные кожи, матовые эмали.

В проектных отделах, где мне приходилось работать, не было должности архитектора, и, работая на должности инженера, мне приходилось делать, кроме проектов интерьеров, также и инженерную работу — делать предварительный расчет силового каркаса отсека, компоновать приборы и агрегаты различных систем. Но компоновать их, учитывая не только технические требования (связь между приборами, длину кабелей, и пр.) но и архитектуру отсека, удобство работы в нем. Это было удобно, т.к. не было противоречия между архитектурной и инженерной работой, они совмещались в одном человеке.

Кроме интерьеров жилых отсеков кораблей (из них не летал только один — ЛОК), мне пришлось заниматься прикладным искусством на космическую тему. В 60-е годы в орбитальных отсеках первых ”Союзов” летали мои пейзажи, закрепленные к поручням между иллюминаторами. При спуске на землю орбитальные отсеки сгорали, вместе с ними сгорали и мои пейзажи. На станции ”Салют-6” долго летал мой рисунок, изображающий большую снежинку. По программе ”Союз-Аполлон” мне пришлось делать проект экспозиции стыковки ”Союза” и ”Аполлона” на выставке в Ле-Бурже в 1973 г. и значок для этой выставки. После выставки значок стали использовать в Америке для различных сувениров. Потом этот значок с небольшими изменениями был утвержден академией наук СССР и NASA как эмблема программы ”Союз-Аполлон”. Подписать эскиз эмблемы начальство мне не разрешило из соображений ”секретности”. Из-за этого через несколько лет американец Р. Маккол объявил себя автором этой эмблемы (Журнал ”Декоративное искусство СССР”, №4(329) 1985 г.). У меня есть авторский паспорт на эмблему программы ”Союз-Аполлон” от 19 мая 1975 года.

В течение 13 лет, с 1977 по 1991 год, кроме основной работы по интерьерам кораблей, я рисовала эскизы полетных вымпелов, которые изготавливал Ленинградский монетный двор. По моим эскизам было выполнено 28 различных космических вымпелов. Они были 2-х видов: одни были посвящены новым кораблям или станциям — ”Союзу”, ”Прогрессу”, ”Салюту-6”, ”Салюту-7”, ”Миру”. Другие были посвящены международным космическим полетам — ”СССР-Франция”, ”СССР-Индия”, ”СССР-Япония” и многие другие. На одной стороне этих вымпелов изображены гербы стран-участниц полета на фоне флагов этих стран, на другой стороне — космические корабли и станции, на которых они летали. Корабли и станции на вымпелах изображались достаточно точно, со всеми внешними деталями — антеннами, стыковочными узлами, солнечными батареями, поручнями и. т.д.

Форма вымпелов символически отражала страну — участницу полета. Так, на вымпеле СССР-Франция 1982 г. угадываются контуры Эйфелевой башни, на вымпеле СССР-Индия полет показан как бы через традиционный индийский проем-арку (деталь Тадж-Махала), вымпел СССР-Афганистан имеет форму пули (1988 г.) Вымпелы делались из легкого металла — алюминия, т.к. на борту корабля лишний вес недопустим. Тираж вымпелов был 100-300 экземпляров, из них 8 вымпелов брали на борт корабля, и после возвращения на Землю отправляли в музей космонавтики и странам-участницам полета.

Космонавтам, вернувшимся из полета, также вручались космические вымпелы. Я получала 2 авторских экземпляра вымпелов, которые у меня и сохранились. В 1982 году по моему эскизу на Монетном дворе в Ленинграде была выполнена памятная бронзовая медаль в честь 25-летия запуска первого искусственного спутника Земли в октябре 1957 года.