Галина Андреевна Балашова (Брюхова) родилась в 1931 году в Коломне. Детство прошло в Лобне и Дмитрове. Отец, Андрей Федорович Брюхов, из старинного муромского дворянского рода, работал лесничим в Московской области. Его брат, Сергей Федорович, был архитектором. В семье все любили рисовать, и это повлияло на выбор профессии. Окончив школу с серебряной медалью, Галина Андреевна в 1949 году поступает в Московский архитектурный институт. Училась у Ю. Н. Шевердяева, М. Ф. Оленева, Н. П. Сукояна.

Окончив институт, в 1955 году по распределению направлена в Куйбышев. Там в течение года, как молодой специалист, перерабатывала проекты, снимая излишние декоративные элементы. В 1956 году выходит замуж за Юрия Павловича Балашова, молодого специалиста, окончившего Московский физико-технический институт, распределенного в ОКБ-1 (конструкторское бюро С. П. Королева, ныне РКК “Энергия” в Королеве), и возвращается в Подмосковье. В июне 1957 года при содействии своего мужа она поступает на работу в отдел главного архитектора этого предприятия, где так и была единственным дипломированным специалистом. Вплоть до 1964 года Г. А. Балашова разрабатывает ряд проектов, как для самого завода, так и для развивающегося рядом города (Дворец культуры).

В июне 1963 года С. П. Королеву показывают макет нового многоместного космического корабля “Союз”. В отличие от предыдущих аппаратов, кроме спускаемой капсулы, он имеет дополнительный орбитальный отсек, в котором космонавты могут более свободно жить и работать. Этот отсек первоначально был создан инженерами и конструкторами как аскетичный  функциональный объем с набором ящиков для аппаратуры. С. П. Королеву он не понравился. Он вызывает художника В. П. Дюмина и предлагает ему приступить к проектированию жилого интерьера. Дюмин рекомендует для этой работы единственного специалиста, работающего в системе предприятия — Г. А. Балашову. Так начинается история создания в нашей стране реальных архитектурных проектов среды жизнедеятельности человека на околоземной орбите.

Под руководством А. В. Афанасьева происходит первое знакомство с техническими требованиями к проектированию жилых отсеков космических кораблей.

Первый вариант проекта интерьера орбитального отсека “Союза” был сделан Г. Балашовой за выходные. Когда в понедельник К. П. Феоктистов, начальник проектного отдела, показал проект Главному конструктору С. П. Королеву, он был принят за основу.

По этому первому эскизу в макетном цехе предприятия был выполнен макет отсека. С. П. Королев макет одобрил, но потом попросил сделать интерьер БО (тогда он назывался “Бытовым Отсеком”) “посовременнее”.

Г. Балашова делает еще 2 варианта интерьера и последний из них С. П. Королев утверждает в феврале 1964 года.

Когда конструктора разрабатывают рабочие чертежи отсека, Балашовой приходится дома рисовать детали интерьера в соответствии с утвержденным проектом и относить их конструкторам, которые охотно их используют.

Так продолжается почти год. Проектирование космических аппаратов захватывает Г. А. Балашову.

Осенью 1964 года по просьбе В. П. Дюмина Г. А. Балашову принимают на должность инженера в проектный отдел, где разрабатывается космический корабль для полетов на Луну, ЛОК (лунный орбитальный корабль). Она с самого начала проектирует орбитальный отсек этого корабля. Придумывает его новую форму в виде расширяющейся книзу сферы, рассчитывает стрингеры и шпангоуты, разрабатывает схемы компоновки интерьера. Затем занимается размещением приборов и оборудования, задает их конфигурации и габариты, согласовывая все это со смежными предприятиями.

В результате получился один из наиболее интересных и эстетически выверенных проектов. Отказавшись изначально от “пола и потолка”, архитектор предлагает “неориентированную” свободную композицию, где максимально четко дифференцировано свободное пространство, а все приборы скрыты в двух симметрично расположенных по бортам закрытых стеллажах криволинейно-обтекаемой формы.

Проект ЛОКа по своей эмоциональности и художественной выразительности можно с полной ответственностью отнести к выдающимся произведениям архитектуры 60-х. Пять лет упорной работы, во время которой пришлось полностью изучить принципы космического проектирования, освоить огромный объем инженерных знаний.

К концу 1968 года строительство ЛОКа фактически завершено. И вот, после успешного полета американцев на Луну, советскую программу практически закрывают. В течение последующих лет автор ходит мимо валяющегося  на территории завода корпуса так и не полетевшего отсека ЛОКа, в котором скапливается мусор…

В конце 1960-х годов Г. А. Балашову переводят на разработку “Союза”, как орбитального отсека, так и спускаемого аппарата.

В начале 1970-х разворачивается программа “Союз-Аполлон”, для которой архитектор участвует в проектировании “Союза 19”. На нем необходимо было делать интерьер не только с учетом дополнительных приборов, но и политической значимости события.

С 1976 по 1987 год Г. А. Балашова участвует в создании первых орбитальных станций “Салют 6,7”, корабля “Буран” и разрабатывает серию полетных вымпелов в честь международных космических полетов и советских космических кораблей. Своеобразной вершиной творчества архитектора в эти годы становится орбитальная станция “Мир”. В личном архиве сохранились два листа с первоначальными предложениями — перспективы рабочего отсека и салона.

Станция “Мир”, имевшая диаметр до 4,5 метра, требовала к себе нового подхода. Как и в предыдущих своих объектах, инженер-архитектор (именно так “для себя” подписывает свои чертежи Г. А. Балашова) ведет комплексное проектирование от конструирования объемов и размещения огромного количества бортовых систем вплоть до установки системы гиродинов (стабилизаторов вращения). Архитектурный раздел начинался со схемы функционального зонирования: рабочий отсек, зона отдыха, каюты для сна. Все это впервые в нашей практике было блестяще разработано. Несмотря на последующие переработки, основная схема так и осталась неизменной и была использована при проектировании и строительстве международной космической станции МКС.

С 1990 года Г. А. Балашова на пенсии и, как настоящий художник, полностью отдает себя любимому занятию — пишет акварели.

рассказывает Андрей Кафтанов, НИИ теории архитектуры и градостроительства